30 апреля 2016, суббота 01:48
RSS Facebook Twitter LiveJournal ВКонтакте
Проекты

Делайте свою работу, не думая про пиар

29 сентября 2013, 10:10
Поделиться →
распечататьраспечатать

В программе «Без кордонів» приняла участие  российская певица, рок-музыкант, поэт, лидер рок-группы «Умка и Броневик» - Аня Герасимова. Беседовал Мыкола Вересень в рамках российской программы на 20-м Форуме издателей во Львове. Мы публикуем краткое содержание передачи. 

Услышать программу «Без кордонів» можно каждый день в 17.35 на волне радио «Эра.Fm».

 
Правда ли, что сейчас возродили такое понятие, как квартирники? 
 
Понимаете, все очень хотят  квартирники, сейчас это опять модно. Они хотят, чтобы после всего этого рева, стадионного рока, и всякого такого опять можно было руками пощупать  исполнителя, и хлопнуть по плечу, и выпить с ним чаю, и так далее, а люди, которые занимаются рок-н-роллом или роком, или шоу-деятельностью, очень хотят быть звездами, неприкосновенно высокими и ужасно защищенными с одной стороны, и при этом, чтобы перед ними всяко падали на колени и целовали следы - а мне это глубоко отвратительно.
 
Правильно я понимаю, чтоспрос на квартирники, то есть концерты в квартирах  – это какой-то возврат к 1982 году?
 
Они делают эти квартирники и за это цепляются потому, что  хотят поближе, хотят, чтобы опять что-то было запрещено, и может быть от этого оно будет живее. Оно не станет от этого живее. Оно оживет, только если люди перестанут врать себе и друг другу, и тогда совершенно все равно, где ты выступаешь. 
 
Это же как-то коммутируется? Если оно безо лжи в определенное время, в определенных местах земного шара, то вот - непопулярная правда становится какой-то такой неправильной, и люди говорят: «Не надо нам эту правду».
 
Да, нет, наоборот. Все самое настоящее, оно как раз настоящее. Например, Игги Поп или The Rolling Stones, Братья Гадюкины - оно как было настоящее, так и есть настоящее. Я получила огромный ништяк от города Львова, когда мы пошли с товарищем  гулять ночью, и зашли в круглосуточную наливайку в центре, на Площе Рынок, и  попросили поставить Братьев Гадюкиных - так вот, они их ставят, и весь этот народ, который там находится, приблизительно человек 20-25 начинает хором петь! Вот это такой ништяк! Потому  что это действительно была в свое время настоящая, самая лучшая, по-моему, на бывшей советской территории, группа. 
 
Роковые группы, которые были очень важными - возьмем Гребенщикова «Аквариум» или «Машина времени» та же, они какие-то буржуазные стали или мне так кажется? 
 
Я не компетентна в этом вопросе. 
 
Они сейчас из какого слоя, или из какого места современной культуры российской?
 
Я не в материале. Я слушала их в свое время, когда все мои ровесники слушали, в конце 70-ых, начало 80-ых, то есть, сначала – «Машину времени», потом «Аквариум». Я, как и все, от этого балдела по-своему. Потом перестала по разным причинам, и  много лет это не слушаю и не знаю, что они сейчас делают. Я пыталась несколько раз. Мне говорили: «Вот, послушай, какой классный новый «Аквариум»!». Я значит,  послушаю чуть-чуть и почему-то  больше  не могу. Ну, мало ли,   это мое личное. 
 
Вы не анализировали, почему не получается? Почему раньше получалось слушать, а теперь уже не получается? Я думаю, что, таких людей как Вы не так мало, которые тоже раньше слушали, а теперь что-то им мешает. 
 
Видимо, раньше оно что-то открывало мне, а потом, все, что оно мне хотело открыть,  уже  открылось. Во-первых – люди функционируют по-разному, во-вторых, как могут, как хотят, так и функционируют. Я против протеста. Не могу сказать, что я конформист, но коллективный протест вызывает у меня почему-то такой же протест, как и конформизм, и то,  к чему приспосабливается конформист. Мне все это не нравится - и то, и то. 
 
То есть, если бы Вам предложили выступить где-нибудь на каком-нибудь протестном концерте, Вы бы отказались?
 
Мне предлагали, но мне это неинтересно.
 
Ни с той стороны, ни с этой – ни с провластной, ни антивластной? 
 
Нет. «Ни мира, ни войны, а армию распустим», как сказал классик. Я частный человек. Как сказал Бродский: «Важно сейчас быть частным человеком». Даже не то, чтобы честным, а именно частным. Вот, я хочу быть частным человеком. Делать спокойно свое дело и не смотреть особенно по сторонам, тем более, что там столько всего показывают, но в основном это экраны. 
 
Есть такая дискуссия, впрочем, примитивная достаточно, но она есть, что ж  делать: мол, надо как-то что-то делать, потому, что если не делать, то придут какие-то плохие дяди и какие-то черные силы, и начнут устраивать фашизм или коммунизм. 
 
Ну, мало ли, одни уйдут, другие прейдут, суть-то не меняется. Может быть здесь, в Украине, оно как-то иначе потому, что у вас еще есть какие-то разные возможности, разные пути. Со мной сюда летел мужик, какой-то немецкий бизнес мен, он говорит: «Сейчас Украина делает важный выбор между Европой и Россией». Бог помощь! Я очень рада, что у Украины есть выбор. У России выбора нет. Никогда не было в жизни. То есть, Россия может быть только Россией. Так что кто там, куда там прейдет – уйдет, все равно. Там, с одной стороны – вековая тишина, а с другой стороны – не прекращающийся какой-то кипиш. 
 
Вам бы какие-то люди сказали бы в ответ на это, например: «Ну, хорошо. А вдруг это все приведет к тому, что  то, чем вы занимаетесь, запретят?» 
 
А оно и не было разрешено никогда. 
 
Нет, оно и не было разрешено, но его как бы и не запрещают. А было когда-то время, когда было нельзя.
 
Запретят, не буду делать. То есть не буду и выступать на сцене. Раньше, когда я начинала, я понятия не имела про сцену, то есть, когда я начала петь свои песни, я даже  не представляла, что когда-то их смогу петь на сцене. Это даже вообще не обсуждалось. Потом началась Перестройка, стало сразу все можно, мне стало абсолютно не интересно этим заниматься, то есть лезть туда, куда все полезли, расталкивая локтями друг друга. Я занялась другими вещами, филологией, понаделала кучу книжек каких-то, переводов. Потом оно все вылезло обратно. Стала опять песни петь, с нуля просто, с Арбата, и постепенно достигла каких-то степеней известных, а сейчас вообще непонятно. Все можно. 
 
Мне просто интересно. Я не часто встречаю такой конформизм в сегодняшнем дне и мне любопытно с Вами говорить. 
 
Конформизм – это наше все. Потому что вот эти силы, которые хотят прийти на смену тем, которые есть сейчас, они ничуть не лучше, и ничуть не хуже, они такие же, они даже с тем же знаком, только они делают вид, что они какие-то другие – это во всем мире так. Сегодня я предлагаю главный лозунг «Не ведитесь!». Ребята, не ведитесь, не надо! Ни на какую приманку, вот кто-нибудь куда-нибудь поманит, что-нибудь пообещает - не ведитесь! Будьте частным лицом! Делайте свою работу. Печете пироги – прекрасно! Снимаете кино – молодцы! Ботинки чините?  Чините их только хорошо,  а не так, чтобы они назавтра опять расклеивались все! Рисуете картинки? Рисуйте! Не думайте о том, какой у вас будет пиар. 
 
Фото - Александра Бабенко, Полiт.ua

Реклама
Loading...

Социальные сети

Tweet
0

Редакция

Электронная почта:
Телефон: +38 (044) 278-2888, +38 (068) 363-0661
Адрес: г. Киев, ул. Пушкинская, 1-3/5, оф.54
Выходит с ноября 2009 г.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полiт.ua обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ua.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полiт.ua, 2009–2011.