8 апреля 2016, пятница 02:17
RSS Facebook Twitter LiveJournal ВКонтакте
Проекты

Украина имеет собственное производство ядерного топлива

21 ноября 2013, 14:28
Поделиться →
распечататьраспечатать

В программе «Без кордонів» принял участие  генеральный представитель «Росатом» в Восточной европе, вице-президент ЗАО "Русатом Оверсиз" Александр Мертен.

Беседовал Мыкола Вересень. Мы публикуем краткое содержание передачи.

Услышать программу «Без кордонів» можно каждый день в 17.35 на волне радио «Эра.Fm».

 
Что Вы можете сказать украинцам, которые пережили катастрофу 1986 года и несколько тяжелых последующих лет ее ликвидации? Насколько я понимаю, за прошедшие годы ничего не удалось изменить, и Фукусима – яркий тому пример. Одна из самых продвинутых наций не смогла противостоять ядерной угрозе.
 
Прежде всего, хочется сказать, что 1986 год оставил тяжелые воспоминания и тревогу не только  в сердцах украинцев. Это наша общая история, и пострадала не только Украина, но и часть России, и значительная часть территории Белоруссии. Вообще, Чернобыльская авария – это не только трагедия, от которой пострадали наши народы, но и ситуация, которая их очень сблизила – ведь только совместные усилия народов, сплоченность и дружба между ними помогли выйти из этой ситуации.
 
Выйти? По-моему, говорить об этом еще рано.
 
Бесспорно, рано говорить о полной ликвидации - период полураспада достаточно значительный. Но главное, что мы смогли ликвидировать аварийную ситуацию. Сегодня же наша общая задача – подержание безаварийной ситуации на станции. Россия является инвестором и участником программ, реализуемых после Чернобыльской аварии. Благодаря этим программам поддерживается безаварийное состояние четвертого энергоблока, ведется работа над дальнейшим повышением его безопасности. Мы активно сотрудничаем с ЧАЭС, с Министерством экологии и природных ресурсов, в ведомстве которого находится станция. У нас большие планы по организационному и финансовому участию в поддержании безопасности на ЧАЭС.
 
Теперь о  второй части вашего вопроса – уроках и выводах из них. До ЧАЭС была авария на атомной станции в США, и после нее началась активная работа над повышением безопасности станций. Эту работу проводят ученые-атомщики во всем мире, активно участвует в этом процессе и международная организация МАГАТЭ, участниками которой являются наши страны. На самом деле, в ядерном сообществе ни у кого нет секретов друг от друга. Если возникла аварийная ситуация, об этом сразу оповещается МАГАТЭ и другие страны.
 
Я недавно узнал, что такие страны как Нигерия, Бангладеш, Китай, Вьетнам, Польша приняли решение развивать у себя атомную энергетику. Меня это не может не настораживать, поскольку уровень технологической культуры этих стран вряд ли высок настолько, чтобы гарантировать ядерную безопасность. Откуда эти страны возьмут квалифицированные кадры для своих атомных станций?
 
Ваши опасения напрасны по одной простой причине. Строительство атомной станции длится около 7-8 лет – это проектирование, согласование документации и, наконец,  само строительство. И этого времени вполне достаточно для того, чтобы подготовить кадры даже для страны, где раньше не было атомной энергетики. За это время сначала специалисты работают над созданием национального регулятора, созданием нормативной базы. А за 4-5 лет в ВУЗах успевает выучиться поколение молодых специалистов, у которых еще и остается 2-3 года на практическое обучение. 
 
К примеру, если «Росатом» строит атомную станцию в другой стране, то студенты и специалисты этой страны могут обучаться, проходить стажировку на наших атомных объектах под руководством специалистов советской школы.  Хочу отметить, что в  Украине готовят очень хорошие кадры. К тому же и станции стали намного безопаснее, на них исключены все ошибки, которые были допущены в Чернобыле.
 
Насколько я помню, академик Александров гарантировал, что реакторы РБМК настолько безопасны, что не имеют никаких шансов взорваться. Так взорвалось же!
 
Он был прав. С технической точки зрения реактор действительно абсолютно безопасен, а вот с точки зрения человеческого фактора опасность существовала. Можно привести наглядную аналогию в сфере авиации. Самолеты Boeing имеют отличные технические характеристики и вполне безопасны, но по вине людей случаются катастрофы.
 
То есть вы предлагаете исключить людей?
 
Совершенно верно. В наших сегодняшних проектах практически исключена человеческая ошибка. Давайте вернемся к примеру Фукусимы. Вы говорите, что продвинутая нация…
 
Разве там вопрос в «продвинутости»? Там же было цунами…
 
Цунами здесь не причем. Землетрясение и цунами не привели бы к взрыву, сработал человеческий фактор. Что произошло? В японском проекте, по которому построена Фукусимская станция, предусмотрены меры пассивной безопасности в виде дополнительного обеспечения электричества - генераторы. Когда волна затопила подачу электроэнергии,  остановились циркуляционные насосы, качающие охлаждающую жидкость для реактора. Думаю большим специалистом быть не надо, чтобы понять, что происходит, если его не охлаждать – температура поднимается, растет давление и происходит  авария. И вот, когда отключились циркуляционные насосы, должны был включиться генераторы с подачей питания. Но в проекте у японских коллег генераторы были расположены на минусовом уровне по отношению к станции, они оказались залиты, и не смогли запуститься. К слову, в наших российских проектах генераторы находится на плюс 3-ем уровне, у них на минус 2-ом.
 
После аварии специалисты со  всего мира вылетели на помощь, но японское руководство на тот момент решило работать самостоятельно и специалистов не допускать. А  потом произошла вообще ужасная, с моей точки зрения, вещь. Для восстановления системы охлаждения заказали армейские генераторы, но оказалось, что их невозможно использовать из-за банального несоответствия разъемов. Японцы же, действующие всегда строго по регламентам и инструкциям, принимают решение отправить заказ на завод – доработать эти генераторы. Что бы в этой ситуации сделал наш русский человек? Он бы отрезал эти разъемы и вручную соединил бы кабеля. И таких моментов там  было много. Вот опять-таки пресловутый человеческий фактор.
 
Мне известно о строительстве завода по производству ядерного топлива в ПГТ Смолино Кировоградской области. Каковы отношения между Россией и Украиной в этом вопросе? 
 
Действительно, недавно мы начали строительство такого объекта. Украина является одним из лидеров по добыче урана в Европе, однако для обеспечения своих атомных станций топливом ей необходимо приобретать топливные сборки за рубежом. Построив завод, Украина сможет использовать уран для собственного производства топливных сборок, и обеспечивать свои потребности в ядерном топливе. Это поставит Украину в один ряд с немногими в мире странами, имеющими собственное производство ядерного топлива. Нами создано совместное предприятие, контрольный пакет акций которого принадлежит украинской стороне. Сейчас начаты подготовительные работы – расчистка строительной площадки, подведение необходимых коммуникаций.
 
Скажите, безопасно ли это? 
 
Это вполне безопасно. В России работают два таких завода – один в Новосибирске, а другой в 30 километрах от Москвы. Пожалуй, то, что завод расположен так близко к сердцу России, к Кремлю, где сосредоточены главные органы государственной власти, является наиболее наглядным доказательством абсолютной безопасности такого производства.
 
 
 

Реклама
Loading...

Социальные сети

Tweet
0

Редакция

Электронная почта:
Телефон: +38 (044) 278-2888, +38 (068) 363-0661
Адрес: г. Киев, ул. Пушкинская, 1-3/5, оф.54
Выходит с ноября 2009 г.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полiт.ua обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ua.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полiт.ua, 2009–2011.