8 апреля 2016, пятница 01:11
RSS Facebook Twitter LiveJournal ВКонтакте
Проекты

Мы по-прежнему живем в советской системе упрощения

15 января 2014, 12:07
Поделиться →
распечататьраспечатать
В программе "Без кордонів" принял участие  глава правления  Института исследования будущего  Владимир Никитин.

Беседовал Мыкола Вересень.

Перед вами краткое содержание беседы. Услышать программу "Без кордонів" можно ежедневно, в 17.35,  на волне радио "Эра.Fm".
 
Каков спектр ваших исследований: будущее человечества, будущее Украины, будущее человека? На чем вы сосредотачиваетесь?
 
На двух точках. Верхняя точка – это человечество, и мы считаем, что человечество пока не сложилось, в отличие от человека. И Организация Объединенных Наций – это организация наций, а не представительство человечества. А с другой стороны, мы занимаемся городами, Киевом в том числе. Считаем, что города наиболее устойчивые формы людских сообществ. 
 
А что станет тем переломным моментом для того, чтобы вы могли сказать, что человечество уже есть?
 
Когда я мог бы понять, что оно думает и думает ли оно вообще, тогда я  мог бы сказать, что оно существует. Пока оно представлено  какими-то отдельными точками, которые между собой не сходятся, думает разными цивилизациями, разными картинами мира…
 

Так может это их и держит вместе? Потому что, если все будут одинаковыми, то эта форма далеко не стойкая.
 
Вы абсолютно правы. Потому что глобализация – это и есть переход к одной форме вместо многих. Главное, о чем  мы заботимся  – это сохранение разнообразия человеческих подходов, мыслей, картин  и т.д. Но должно быть такое мышление, которое это разнообразие удерживает. Пока в мире такого мышления нет. 
 
С другой стороны, и  вряд ли  когда-либо будет. Количество мыслящих людей составляет до 10%, а остальные – это те, которые  выполняют задания, которые им ставят другие, и, в общем-то, от них ничего не требуется.
 
Если мы начнем смотреть на Землю в целом, а не из точки на земле, мы, возможно, что-то поймем. Ценность космоса и космических исследований не в том, что мы  кого-то куда-то пошлем, а в том, что мы увидим себя по-другому.
 
Второй ответ,  люди думаю, когда есть необходимость думать. Это не означает, что есть изначально люди думающие и изначально недумающие. В хорошо устроенном обществе думать не надо. Потому как раз демократия ведет к господству недумающих, но очень хорошо организованных. Вот как мы любим говорить, что  есть отдельно думающие люди, но плохо живет народ. А бывает, хорошо живет народ, но там мало думающих – это потому, что хорошо организованна жизнь, и если нет внешних вызовов, то  в таком обществе даже очень комфортно.
 
Европа постоянно доказывает спорность ваших слов, потому что Европа за последние 50 лет, чувствует себя неплохо в сравнении с тем, что было до этого. Но с другой стороны, мы видим, что культура, наука, вопреки тому, что у них «ничего не болит», – у всех есть свои 2 тыс. евро, и поесть, выпить, закусить хватает – развивается. Они почему-то продолжают ходить на работу, делают всевозможные коллайдеры, там есть всплеск культуры и науки вопреки всему!
 
В одном из  авторитетных научных журналов недавно был описан день профессионала высокого уровня в Европарламенте. Он эксперт, не чиновник, но при этом жизнь его настолько зафиксирована в предписаниях, что он не может за них выйти.
 
Понимаете, культура – это не интеллект. Я доктор культурологи, всю жизнь занимаюсь культурой. Культура – это то, что повторяет, а не то, что производит. При этом она очень нужна, потому что не будет уровня, не будет, от чего отталкиваться. Но сама по себе культура – это консервация, высококультурные страны сами по себе очень хорошо  законсервированы. Меня всегда поражало количество людей в Германии, которые приходят  на симфонический концерт, там это вписано в жизнь, слушать сложную музыку. А с другой стороны, в Европе сейчас очень мало интеллектуальных прорывов. 
 
И ранее упомянутый мною коллайдер?  По-вашему – это что-то второстепенное? Я даже могу сказать, что такие прикладные вещи как Мерседесы,   новые лекарства и т.д. – это так или иначе прорывы.
 
На днях у меня была беседа с одним из выдающихся медиков, за плечами которого большие достижения. И он сказал такую вещь: «Мы далеко продвинулись в медицине и продвинемся еще, но  человек как был сволочью так ею и останется». Он говорит, что в науке нет такого подхода,  чтобы узучить человека, человеческое, медики занимаются телом, клетками и прочим. Человеческому места нет.
 
Но с другой стороны, мы можем найти противоположности людей, и мне кажется, на этом и держится культура. Не было бы Пушкина, Шевченко, Гете, если бы не было в противовес моментов предательства, хитрости, подлости…
 
Я с Вами совершенно согласен. Почему у нас интеллект сводят к науке? Интеллект – это, прежде всего, новое видение. Оно проявляется в искусстве, в другом способе любви, будущее лежит вот там, а не в технологиях. Будущее лежит в том, как люди будут  друг к другу относиться, как они друг друга воспримут, как они воспримут возможность жить при Боге, но при этом не сводить все к одной религии.
 
Мне бы хотелось вернуться к ситуации в Украине. Система управления общества  упрощается. Одна из трагедий Украины в том, что у нее есть большой запас интеллекта, за счет истории, культуры, образования, но он не переходит в ресурс. Потому что негде его использовать. Недавно мне пришлось ответить на вопрос – а стоит ли в Украине делать умных детей? Потому что нет места, где их потом можно  потребить. 
 
В Украине упростилась политика, все свелось к политтехнологиям. Я работал   с крупными политиками и знаю, что им ничего умного уже не надо, я работал с системой управления страной и знаю, что ничего сложного не надо. Я знаю, что и в науке и образовании тоже сложного не надо. Так вот, если исчезнут сложно думающие люди из страны, то будущего у такой страны нет.

Я бы не был столь пессимистичен…
 
Нет,  это  не пессимизм я просто говорю, что за это надо бороться.
 
Просто большая часть людей, которые начинали Майдан, если уж совсем переходить на современную ситуацию, это как раз те люди, которые чувствуют необходимость саморазвития. А наверху стоят дяди, которые этого не чувствуют.
 
Я согласен.  У молодых людей совершенно другие приоритеты.
 
Дело в том, что есть две системы управления, когда полностью упрощается  система управления обществом, такая система была в Советском Союзе. А есть другая, когда возможность управления усложняется до возможности усложнить общество.   Мы по-прежнему живем в советской системе упрощения. На Западе разработаны технологии управления, где сложность общества соотносится со сложностью системы управления. Там интеллект необходим для этого.
 
 
 


Реклама
Loading...

Социальные сети

Tweet
0

Редакция

Электронная почта:
Телефон: +38 (044) 278-2888, +38 (068) 363-0661
Адрес: г. Киев, ул. Пушкинская, 1-3/5, оф.54
Выходит с ноября 2009 г.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полiт.ua обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ua.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полiт.ua, 2009–2011.