24 апреля 2016, воскресенье 18446744073709551615:27
RSS Facebook Twitter LiveJournal ВКонтакте
Проекты

Крымская война за Украину (и не только)

24 марта 2014, 22:19
Поделиться →
распечататьраспечатать

Мы публикуем текст украинского историка, стажирующегося в Берлине, Андрея Портнова, размещенный в его блоге на сайте "Уроки истории". 

 
 
Российская политика в Украине, аншлюс Крыма и обрамляющая его пропагандистская кампания создали многофакторную ситуацию, полную новых вызовов для международного равновесия, казавшегося многим, как это ни странно, если не незыблемым, то достаточно устойчивым. Активная политика России создала новые коридоры возможностей и актуализировала риски, последствия которых трудно предсказать. Предлагаемые ниже заметки – попытка обозначить несколько предварительных выводов, никоим образом не претендующих на рекомендательный характер, и набросать концептуальную рамку событий, свидетелями которых мы стали за последние дни.
 
Начну с цитаты Дмитрия Шушарина (с его странички в Фейсбуке):
 
«Украину жалко. Она совершила сверхусилие к национальному возрождению, но столкнулась с непреодолимой внешней силой, которая этого не допустит».
 
Можно спорить о категоричности формулировок в этом высказывании, но в целом оно метко описывает главную цель «внешней силы» – уничтожение украинского суверенитета и любых попыток его возрождения. Иными словами, целью российской агрессии является отнюдь не Крым, но Киев.
 
Государственность Украины по этой логике может быть только бутафорской, все принципиальные решения (прежде всего, внешнеполитические) киевские власти должны не просто согласовывать с Москвой, но получать от последней в директивном порядке. В этой связи важнейшая тактическая задача на ближайшую перспективу – срыв досрочных президентских выборов, назначенных в Украине на 25 мая, и тем самым, устранение возможности появления легитимной власти. Идеальный план, собственно, озвученный Кремлём в СМИ, состоит в том, чтобы выборам предшествовало принятие новой Конституции, которая через механизмы федерализации лишила бы любое правительство в Киеве возможности вырабатывать и проводить консолидированную политику.
 
Было бы наивностью считать, что до «Еврореволюции» Украина была в полном смысле этого слова суверенным государством. Тем не менее, московские соглашения, подписанные Януковичем в декабре 2013 года, не стали политической реальностью вследствие массовых акций протеста, которые Кремль, похоже, совершенно искренне считает не более чем произведением западных спецслужб. Ответом на них должны были стать «антиМайданы» за «воссоединение с Россией» в Харькове, Донецке, Херсоне и Луганске со штурмами обладминистраций, копирующими подобные штурмы в западноукраинских областях несколько месяцев тому назад. Спокойный анализ событий в приграничных с Россией областных центрах показывает, что «крымский сценарий» там не получился. Хотя многие на Западе, похоже, искренне верят, что федерализация поможет избежать дальнейшей дестабилизации, и по-прежнему недостаточно понимают, что русскоязычие в Украине отнюдь не тождественно русскости или, тем более, желанию «воссоединиться» с Россией.
 
В любом случае, глубочайший кризис украинского суверенитета, ответ на который пытался искать Майдан, перешёл в войну за суверенитет, которую Украина вынуждена вести в ситуации глубочайшего экономического кризиса.
 
Важнейшим фронтом этой войны является информационный. Кремлевская пропаганда о «фашистах в правительстве» и «бендеровцах, захвативших Украину», оказалась очень эффективной. Причём далеко не только в самой России. Каждый, кто внимательно следит за освещением украинских событий, например, в немецких СМИ, не может не заметить определённого, пока что осторожного, крена в сторону отдельных элементов путинской версии событий. На мой взгляд, принципиально важная причина успешности такой пропаганды состоит в том, что она опирается на узнаваемые культурные стереотипы (например, об «украинском антисемитизме» или «массовой коллаборации с нацистами») и безусловные рефлексы («фашизм в любых его проявлениях – это плохо, и пусть теперь доказывают, что они не фашисты»).
 
В целом, причин для критики переходного правительства в Киеве достаточно. Можно (и нужно) говорить о его неспособности/нежелании задержать ни одного из бежавших из Украины ключевых персонажей режима Януковича, о многочисленных просчётах в реагировании на события в Крыму и многом другом. Однако реалистичной и не ультраправой альтернативы этому правительству до досрочных выборов, по-видимому, нет. Именно поэтому Кремль последовательно подчёркивает его нелегитимность, а США и ЕС стараются разработать гарантии того, что уж на этот раз обещанные кредиты не будут банально разворованы. Пытается влиять на правительство и Майдан, который остаётся неструктурированной, но очень весомой силой, что отчасти не позволяет властям совершенно игнорировать общественное мнение (и вынуждает, например, исправлять некоторые откровенно скандальные назначения на высокие должности).
 
Не секрет, что, учитывая экономическую ситуацию в стране, новые украинские власти зависимы от финансовой и политической помощи Запада, то есть Европейского Союза и США. Последние, кажется, понимают, что случившееся в Крыму является вызовом для всего мира и что Путин своими действиями чрезвычайно сужает поле манёвра для оппонентов-партнёров. Несколько утрируя, Кремль как будто говорит Западу: или спасайте Украину или откажитесь от неё! – понимая, что тот не совсем / совсем не готов давать однозначный ответ на так поставленный вопрос. Поиск же промежуточных и компромиссных решений чрезвычайно осложнён факторами времени и денег. Рискну предположить, что Путин хорошо это понимает. Как понимает и свойственную, например, современной немецкой политической культуре чрезвычайную осторожность во внешней политике, привязанность к логике невмешательства и убеждение, что любой конфликт можно решить за чашкой кофе.
 
Присоединение Крыма неизбежно будет иметь разнообразные последствия для России. Дополнением победоносной внешней войны, как правило, становится война внутренняя, прежде всего, против «предателей» и сомневающихся. Автор этих строк согласен с наблюдением Евгения Киселёва, что ныне в России правитель остаётся прежний, а режим у власти утверждается совершенно другой. 50-тысячный Марш мира в Москве (выглядевший особенно впечатляюще на фоне карикатурного шествия в красно-чёрных (кстати, «бендеровских») униформах идущих в ногу с режимом. Рискну предположить, что многими москвичами, открыто выразившими неприятие войны, двигала не просто эмпатия к Украине, но и понимание того, что в стране происходит смена режима без смены власти.
 
Вызов российской агрессии против Украины, как мне уже приходилось говорить, касается далеко не только этих двух стран, и даже не только постсоветского пространства и Восточной Европы. При этом до сих пор важнейшие международные игроки нередко пытаются отвечать на этот принципиально новый вызов старыми методами, которые в данном случае оказываются не слишком эффективными. Психологическое нежелание искать принципиально новые ответы понятно не меньше, чем неготовность к серьезным инвестициям в разрешение конфликта, который многим по-прежнему кажется «далёким» или «почти завершимся» анексией Крыма.
 
По сообщениям разных источников, Кремль пообещал США и ЕС «пока что» не продолжать военную операцию на материковой Украине. По моим ощущениям, многие западные политики до сих пор боятся поверить в реалистичность продолжения. Хотя достаточно очевидно, что уже запущенную логику войны за Украину будет непросто остановить, даже если это желание-таки возникнет. На мой взгляд, ключевыми вопросами остаются президентские выборы (на которые на момент написания этого текста официально зарегистрировался всего один кандидат) и решительность мирового сообщества перед лицом вызова, брошенного Путиным.
 
 


Реклама
Loading...

Социальные сети

Tweet
0

Редакция

Электронная почта:
Телефон: +38 (044) 278-2888, +38 (068) 363-0661
Адрес: г. Киев, ул. Пушкинская, 1-3/5, оф.54
Выходит с ноября 2009 г.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полiт.ua обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ua.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полiт.ua, 2009–2011.