13 апреля 2016, среда 09:08
RSS Facebook Twitter LiveJournal ВКонтакте
Проекты

А.С. Пушкин, поэт и гурман

13 июля 2014, 22:45
Поделиться →
распечататьраспечатать

Не знаю, кто - как, но я уроки литературы в школе обожала, читала все подряд и с удовольствием. Пушкин же меня и вовсе завораживал. Его "Евгения Онегина" я начала читать гораздо раньше, чем того требовала школьная программа. Вместе с восхищением волшебным ритмом пушкинского стиха образовывались и вопросы. Что такое, например, "боливар"? Надев его, "Онегин едет на бульвар", - очевидно, что это что-то из одежды. А может, шляпа? Или вот:

Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток,
Пред ним roast-beef окровавленный,
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет,
И Страсбурга пирог нетленный
Меж сыром лимбуржским живым
И ананасом золотым...
Еще бокалов жажда просит
Залить горячий жир котлет...

Ну, сейчас-то мы все знаем, что такое трюфель, а в моем детстве единственной ассоциацией – по крайней мере, у меня - были конфеты "трюфель", эта вещь мне была хорошо знакома. Но почему у Пушкина, гурмана, известного почитателя разных наслаждений, в том числе и гастрономических,  Онегин, тоже гурман и эстет, мешает за столом все подряд: трюфели с окровавленным мясом, ананас с пирогом, а после пирога - заливает вином "горячий жир котлет"? Почему пирог - перед котлетами? И вообще, страсбургский пирог - это что? И почему он "нетленный"? В общем, до того, как я дочитала до появления в романе любовной линии, эти вопросы меня волновали сильно.

Мама, к которой по традиции я ходила с вопросами (Интернет тогда еще не был изобретен, компьютер, кажется, тоже, ну, или, по крайней мере, мы не знали о его существовании), легко отбила вопросы про трюфели, боливар и ростбиф. С нетленным пирогом было сложнее. Ну, потом в отношениях Татьяны с Онегиным наметились явные проблемы, вдобавок Ленский был убит, и, конечно, душевная боль и переживания за Татьяну перевесили гастрономическую интригу романа, и   в этих страстях пирог отошел на второй план.

Прошло тридцать лет, за это время я успела не раз перечитать Пушкина индивидуально и с ребенком, но пирог не привлек моего внимания. А тут вдруг случилась поездка в Страсбург. Первой ассоциацией было – там же "пирог нетленный"!!! И я полезла в Интернет – благо, к этому времени он уже появился. Выяснилось, что пирог - и не десерт вовсе, а паштет в тесте, и, следовательно, закуска, и, значит,  прав был Пушкин, когда кормил им Онегина перед котлетами. Разобралась и с его "нетленностью": оказывается, паштет «запечатывали» в горшочке толстым слоем топленого масла, и такая своеобразная консервация, не пропуская внутрь горшка воздух, позволяла довезти деликатес в целости и сохранности из Страсбурга в Петербург, где его уже ждали Пушкин с Онегиным.  Вопросы отпали, осталось только найти это чудо и попробовать.

В общем, не знаю, кто какие подарки искал в Страсбурге в канун Рождества, а мы с мужем искали пирог нетленный.  Мне казалось, что любой уважающий себя страсбургский ресторан должен иметь его в меню - тем более учитывая количество туристов из России в городе! Пари держу, что Пушкина в школе читали все, и пирог в тексте всем попадался. Но, как ни странно, в меню преобладало фуа-гра, вещь вкусная, но для меня неинтересная. Не было пирога и на рождественских базарах на площадях города, хотя воздух благоухал разными вкусностями: пряный пар горячего глинтвейна, красного, белого и безалкогольного, мешался с ароматом колбасок, кренделей, яблок в карамельной глазури и всего того вкусного, что предлагает уличное рождественское меню - кстати, ничуть не менее вкусное, чем меню ресторанное, но гораздо более демократичное. В супермаркетах были те же паштеты в пластиковых  и железных коробочках, что и в Москве, Лондоне или любом другом городе. Пришлось брать "помощь зала".

Приятель, живущий в Страсбурге много лет, тоже читал Пушкина в школе - и без единого слова повел нас... в кондитерскую. В пути я пыталась объяснить ему, что пирог - не десерт вовсе, и в кондитерской ему делать нечего, что это паштет в тесте, и так далее и так далее. Приятель был неумолим и вел свои путем, объясняя по дороге, что первоначально повара готовили только фарш для деликатеса, а запекать его в тесто – для сохранения формы – относили к булочникам в кондитерскую, где он по традиции и продается по сей день. И - в витрине кондитерской я увидела его, мой пирог, да не один, а в нескольких вариантах. Тоненький слой теста окружал богатую начинку, в которой просматривался и фарш, и печенка, и телячий язык, и рябчик, и нежное желе, - все, как полагается. Отдельно предлагался соус из яблочного пюре, клюквы и еще чего-то ароматного.

Дойти домой с этим сокровищем нам не удалось - по первому ломтю мы съели прямо там, из бумажной тарелки, пластмассовой вилкой. Но, уже откусывая первый кусок, я понимала: неправильно это. Это чудо, этот кулинарный шедевр, абсолютно заслуженно воспетый великим поэтом и ничуть не менее великим гурманом, заслуживает другого к себе  отношения. Ему необходим фарфоровый сервиз, столовое серебро, льняная салфетка, хрустальная вазочка для соуса, бокал доброго вина и хорошая компания за столом -  вот тогда он будет на своем месте, его изысканный вкус оценят, его будут смаковать и со знанием дела обсуждать разные варианты начинки. Поэтому, доев свои ломтики, мы пошли и купили пирога разных сортов с собой "на вынос" - ведь не зря же он "нетленный", и значит, должен спокойно перенести дорогу домой. Он и перенес.

А дома мы сделали все так, как положено: с тарелками и салфетками, вином и компанией. И, несмотря на то, что мнения о начинках разделились, в одном мы сошлись все: прав был Пушкин. Жаль только, что не купили мы сыра "лимбуржского живого". Ну, в следующий раз. А ананас у нас был.

 


Реклама
Loading...

Социальные сети

Tweet
0

Редакция

Электронная почта:
Телефон: +38 (044) 278-2888, +38 (068) 363-0661
Адрес: г. Киев, ул. Пушкинская, 1-3/5, оф.54
Выходит с ноября 2009 г.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полiт.ua обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ua.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полiт.ua, 2009–2011.