Телефоны для связи:
(044) 256-56-56
(068) 356-56-56
» » "Мы открыты для всех, кто неравнодушен к Литве"

"Мы открыты для всех, кто неравнодушен к Литве"

02 март 2019, Суббота
82
0
Интервью с главой Союза общественных организаций "Община литовцев Украины" 

Глава Союза общественных организаций "Община литовцев Украины" Джюлия Федиркене рассказала «Полiт.ua» о деятельности литовской общины в Украине. Беседовала Наталия Макарова.
Первая общественная организация литовцев в Украине — Киевское общество литовской культуры имени Майрониса — было создано 20 лет тому назад, в мае 1990-го года. Союз общественных организаций "Община литовцев Украины" в который входит 12 подразделений, официально зарегистрирован в 2004 году.
— С какой целью вы создали свою организацию?

— Мы общество людей, которые не хотят быть манкуртами. Мы живем в другой стране, но это не значит, что мы потеряли свои корни, мы хотим помнить свой язык, знать, что происходит на исторической родине и активно в этом участвовать. У каждого свои причины присоединиться к нашей организации, ведь пришли к нам далеко не все литовцы, кому-то это не нужно. Коротко говоря, мы не закрыты от других культур, мы собрались, чтобы слышать друг друга, чтобы чувствовать плечо земляка, чтобы была возможность (кто хочет — мы не насаждаем) узнать нас и наш язык, нашу культуру, наш национальный костюм и национальную кухню. Если кому-то это интересно, они благодаря нам тут, в Украине, могут это узнать. К тому же, община — это особая среда, возможность общаться на родном языке.
— Сколько литовцев проживает в Украине?

— Согласно переписи 2001 года, примерно 7200 человек. Но, это очень приблизительно. В Литве украинцев живет намного больше, около 20-22 тысяч. Официально в Киеве нас около 450 человек. Активные диаспоры во Львове, Днепропетровске, в Крыму, в Запорожье и Днепродзержинске. Но мы очень разбросаны территориально, литовцы нигде компактно не проживают.
— Литовская диаспора пополняется?

— Да, люди появляются, но лишь единицы из этого нового поколения приезжающих приходят в общину. В основном это мы, люди постарше и наши дети, которых мы же и привели за руку. Не вся молодежь знает литовский язык — в этом вопросе многое зависит от позиции и настойчивости родителей. Наконец, они и учатся, и работают, причем начинают работать рано, а общественная деятельность требует много времени безо всякого материального вознаграждения. Поэтому возрастной состав у нас очень разный. Есть люди, которые стояли еще у истоков создания киевского общества, и они до сих пор с нами, на них в какой-то степени все и держится — они делятся опытом, вдохновляют.
— Получается, основной двигатель — те, кто постарше?

— Да, получается так. Мы объясняем нашей молодежи, что все, что мы делаем, теряет смысл, если это некому передать. Стараемся втолковать, что если молодые не примут эстафету, на нас все оборвется и будет потерян построенный нами «литовский дом» в Украине. У нас есть молодежная организация, воспитываем у своих детей ответственность, ощущение самостоятельности. Мы передаем им свой опыт, но вместе с тем стремимся, чтобы были самостоятельными. Они учатся писать проекты, создали сайт.

— Много ли литовцев едут сейчас в Украину? Они к вам попадают?
— Сегодня приезжают в основном молодые люди с бизнес-идеями, и чаще всего это временные гости в Украине. Бывают и исключения: новый председатель Киевской общины, литовка, привезла в Украину двоих сыновей, обосновалась тут, создала бизнес, купила дом и сказала, что ей здесь комфортно. Но это единицы. Она пришла в общину и стала председателем киевского общества, хотя очень занята. К сожалению, есть земляки, которым мы совсем не интересны. Думают про нас, что вот пенсионеры собираются, что-то поют, дети танцуют, ну и пусть себе. К счастью, есть представители бизнеса, которые очень помогают в земных финансовых вопросах.
— А государство, Госкомнац вам помогают?

— Один раз Госкомнац выделил сумму на нашу газету. Предлагают подавать проекты, но это такая бюрократия! Поэтому мы больше общаемся с литовской структурой — Департаментом национальных меньшинств и выходцев при правительстве Литовской Республики, но, правда, в связи с кризисом его реорганизовали и сейчас та часть Департамента, которая занималась выходцами, вошла в состав МИДа. Киевские власти уже лет 10-15 обещают построить Дом наций, но воз и ныне там. Хотя аналогичный дом есть в Литве, в Казахстане. У украинской диаспоры в Литве есть помещение, которое оплачивает литовское государство. А наш хор репетирует то в одной школе, то в другой, где договоримся — все на личных контактах. У нас нет ни транспорта, ни денег, правда, есть помещение в 147-й школе на Лесном проспекте. Директор выделил нам часть холла, а заместитель председателя Киевского общества — профессиональный строитель, который остался в Украине после армии, своими руками поставил стены. Это комната истории киевского общества, туда теперь ходят экскурсии, представители власти, всем нравится. Все сделано своими руками.
— А Литва вас поддерживает?

— Да. Мы получаем оттуда учебники, диски, раздаточный материал, финансирование наших проектов. В Литве создан "Литовский дом", это школа-интернат для детей — выходцев из Литвы. Если один из родителей литовец, то ребенок может бесплатно, за счет государства, учиться в такой школе и жить в общежитии. Первый год — выравнивающий класс литовского языка, а потом специализация. После окончания «Литовского дома» дети на льготных условиях могут поступать в литовские колледжи, вузы. Учатся там дети и с Украины.
Поддержка очень серьезная, без помощи литовских институций было бы худо. Хотя сейчас в Литве тоже кризис. Нам главное пережить это сложное время, не рассыпаться. Ну, не проведем мы какое-то мероприятие, это не главное...
— Мероприятия для вас — это способ сплочения людей?

— Безусловно, ведь если ничего не делать, постепенно заснем. Правда, обычно активно работают единицы, понятно, что не все могут заниматься общественной деятельностью. Несколько лет тому назад я организовала выставку художников-литовцев, живущих в Украине. На это мероприятие у меня ушел год. Правда, была не просто выставка, а вечер — там и пели, и слушали музыку, и гости из других национальных меньшинств выступали.
— С какими меньшинствами вы поддерживаете отношения?

— С поляками, с немцами, с караимами. У нас с караимами много общего, у них компактные поселения на территории бывшего СССР есть только в двух местах — в Крыму и под Вильнюсом. Древняя столица Литвы — Тракай, туда великий князь Гедиминас привез караимов, потому что они были очень хорошие охранники, и они там осели. Характерные для них дома сохранились до сих пор. Есть и музей. Получается, что с караимами свела некая историческая общность. Еще с греками мы вместе проводили мероприятие.
— Поддерживаете ли вы связь с общинами Эстонии и Латвии?

— У эстонцев есть община в Киеве, мы с ними дружим, но у них нет всеукраинской организации. Про латышей ничего не знаем.
— А язык вы изучаете только в воскресных школах? В обычных школах нет уроков литовского языка?

— Нет, потому что мы нигде компактно не проживаем. У нас собственные воскресные школы. Туда ходят и дети, и взрослые — и не только литовцы по происхождению. Я сама преподаю литовский язык и в последние годы наблюдаю, что к нам приходят все больше украинцев. Каждого из них приводит к нам своя история: у кого-то это любовь, у кого-то бизнес, кто-то вспомнил о своих корнях, у кого то друзья в Литве.
— Главное для самоидентификации — это язык?

— Это очень важно, но у нас много людей в общине, которые не знают языка. К нам приходят супруги литовцев, они не литовцы, но не равнодушны к Литве. Для нас это главное. Хотя литовцы очень почитают родной язык. Мы, которые родились и воспитывались в Литве, не понимаем, как можно не говорить на своем языке. И люди других национальностей, приезжающие в Литву, быстро понимают, что если не говорить на литовском, то будешь некомфортно себя чувствовать. В Вильнюсе говорят на польском, на русском, и на белорусском языках. Но все знают литовский язык. Ведь на литовском языке говорят только в этом маленьком государстве — три миллиона человек, и еще в мире насчитывается примерно миллион с лишним выходцев из Литвы.
— Ощущаете ли вы нехватку языковой среды? Может, вам не хватает литовского телевидения, радио?

— Не могу сказать, что не хватает. Информацию о том, что происходит на родине, мы получаем из газет, которые нам выписывает Литва, из Интернета. Есть скайп, можно общаться с родителями, с родственниками. Один из моих учеников нашел в Интернете литовский канал, очень доволен.
— Литовцы в Украине, они кто? Это украинцы литовского происхождения или литовцы, живущие в Украине?

— Это очень индивидуально. Если смотреть перепись, то из семи тысяч литовцев родным литовский язык считают около двух тысяч. Но все-таки я надеюсь, что большинство из них ощущают себя литовцами.
— А есть у литовцев желание вернуться на родину?

— В принципе есть. Но за это время все изменилось, это совсем другая Литва. Переезд неизбежно будет связан с шоком, с временным вакуумом. Свою жизнь, свое окружение придется создавать практически заново. Нет, говорить о том, что литовцы массово возвращаются в Литву, не приходится.
— Это вы говорите о поколении литовцев, которые родились и выросли в Литве. А следующее поколение, т.е. литовцы, которые родились здесь, в Украине?

— У них есть желание, но они видят и проблемы. Литва — маленькое государство, небольшой рынок труда. Без языка там делать нечего. В общем, нужно иметь очень большое желание, чтобы вернуться в Литву. Ведь сейчас из Литвы много уезжает молодых. Литва серьезно переживает эту проблему, потому что народ мы малочисленный. Молодежь в связи с вступлением в Евросоюз выезжает учиться, работать и т.д. Уезжают молодые люди детородного возраста, у них потом рождаются дети в других странах, и родители хотят, чтобы их дети в тех странах быстрее ассимилировались. С этим трудно что-либо поделать, но Литва не опускает рук, думает, как удержать молодежь, создает условия для тех, кто хочет вернуться: создает информационные центры, активно работает в этом направлении…
— Страна маленькая, она четко осознает угрозы?

— Да, угрозы осознаются и работа идет. Литве проще воспитывать в гражданах патриотизм, потому что она едина в основных вещах — в религии, в многовековом стремлении людей к свободе, к своему государству. Это нас объединяет. И, естественно, язык.
— Вы, живя в Украине, остаетесь литовцами, помогающими своей стране? Есть ощущение такой миссии?

— Миссия — это, наверное, громко связано. Связь с родиной, с родной землей необязательно проявляется в громких и больших делах. Необязательно совершать геройские поступки, чтобы показать свою любовь, свою преданность. Это могут быть какие-то элементарные поступки, но сделанные тобой искренне, от сердца, с душой, с любовью. Вообще, бурная жизнь не дает нам приостановиться и задуматься о простых вещах. Ведь слова "родина", "родители" и на русском, и на украинском, и на литовском языках— это родственные слова. И мы не можем не помнить о той земле, из которой вышли, которая вместе с родителями нас вырастила. Потому что забыть — это предательство. Забывая свою родину, мы забываем своих родителей.
— Литовцы на Украине дорожат своим реноме?

— Да, очень дорожим. У нас имидж в Украине положительный. Мы представляем не себя лично, а свой народ, свою нацию. Литва переживает, если эмигрировавшие в Англию, например, литовцы попадают на страницы газет как преступники, это воспринимается болезненно. Литовцы не агрессивная, не воинственная нация. Хотя гордая, всегда стремящаяся к свободе, но без агрессии и очень толерантная. Поэтому наше положительное имя в той стране, где мы живем, имеет для нас большое значение. И мы можем гордиться, что к нам относятся с уважением. Мы не конфликтные, обязательные, пунктуальные. Мы тихо, шаг за шагом, делаем свое дело, не вмешиваясь в какие-то политические дела.
— Как политическая сила вы себя не позиционируете?

— Нет, хотя на одних политических выборах, кажется, на парламентских, ко мне обратились с таким предложением. Я выслушала и дала понять, что для нас это неприемлемо. Мы себя позиционируем как общество культурно- просвещенческой направленности.
— Насколько комфортно литовцы чувствуют себя в Украине?

— Мы все ассимилировались, большинство свободно говорит на украинском. Ассимилироваться для нас не проблема, многим литовцам нравится в Украине жить: есть немало общего, а разное только делает жизнь интереснее.
— Вы не пытаетесь создать вокруг себя маленький кусочек Литвы?

— Нет, мы открыты украинской культуре. Тем более мы не настаиваем, чтобы литовцы создавали браки только среди своих. А вот литовцы из старых диаспор, в Америке, те да. Их там много, они стараются, насколько это возможно, чтобы их дети создавали семьи между собой. Мы другие. Наше поколение из постсоветского пространства — другая среда, другой менталитет. Наши мужчины, литовцы, которые оказались в Украине, служили в советской армии, мы все с детства знаем русский язык (хотя сейчас молодежь в Литве больше знает английский). Мы приехали в Украину еще в советские времена, мы не эмигранты политические или экономические. Мы, так сказать, жизненные эмигранты — кто-то вышел замуж, кто-то остался после армии, кто-то приехал после ссылки в Сибирь, кто-то по распределению.
— Как вы о себе даете знать?

— У нашей молодежной организации есть сайт, и мы там тоже свою информацию представляем. Еще через посольство... С января 2000-го по январь 2010-го года в Крыму, в Симферополе, один раз в месяц выходила литовская газета «Тилтас» («Мост»). Ее издавала литовка, Валентина Мария Логинова-Раулусявичюте, которая вышла замуж за крымчанина. Она журналист, человек очень активный, член Союза журналистов Литвы, Национального союза журналистов Украины и Союза журналистов этнических СМИ Крыма. Это была ее инициатива, и она отдала этому труду 10 лет. Тексты печатались на трех языках, кто на каком мог написать, — на литовском, украинском, русском. Газета распространялась бесплатно по нашим общинам, рассылалась в организации Литвы, которые с нами сотрудничают, в национальные библиотеки, в том числе Украины. Вышло 110 выпусков. И все закончилось. Но трагедии в этом нет, ведь все когда-то кончается. Главное — что мы имеем 10-летнюю летопись нашей деятельности и общественной жизни. Взяв эту подборку газет, многое можно восстановить в памяти, многое узнать о нас и нашей культуре. Это наша история.
— Как вы сотрудничаете с литовцами в других странах?

— Сегодня существует 37 общественных организаций литовцев в разных странах, они объединяются во Всемирную организацию литовцев. В Литве у нее представительство. Раз в четыре года Всемирная организация литовцев проводит в Литве свой Сейм, на который съезжаются делегаты из разных стран, от Украины в том числе. На этих сеймах обсуждаются глобальные вопросы — куда нам двигаться, как взаимодействовать с институциями Литвы, какова роль общин в политической жизни, как на нас смотрят местные жители. Глава организации также выбирается на Сейме. Сегодня это госпожа Регина Нарушене, литовка, много лет живущая в Америке, адвокат. Так вот, литовцы, которые много лет назад эмигрировали в Америку, настроены более радикально и считают, что литовские организации должны объединять исключительно этнических литовцев. Но ведь жизнь меняется, и условия у нас разные. Литовцев в Америке много, они создали свои школы, костелы, это богатая страна и многие литовцы занимают высокие посты и добились финансовых успехов. Они материально поддерживают свои организации, жертвуют деньги, издают газеты. Но у нас совсем другая ситуация, нас мало. Хотя мы и организованы, дисциплинированы, у нас хорошее реноме в организациях, которые с нами сотрудничают, у нас фольклорные коллективы, мы отмечаем государственные, религиозные праздники. Но мы не можем позволить себе открыть двери только для людей литовского происхождения, мы открыты для всех, кто любит Литву и хочет общаться и больше знать о нас.
​​​​
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)