Телефоны для связи:
(044) 256-56-56
(068) 356-56-56
» » Нечто о киевских заповедных грушах

Нечто о киевских заповедных грушах

13 ноябрь 2018, Вторник
128
0
Нечто о киевских заповедных грушахКиево-Печерская Лавра и ее музеи

Жарким летним полуднем 1988 года, когда генсек Михаил Горбачев отдал территорию Дальних Пещер православной церкви, на одной из лаврских аллей произошел знаменательный разговор. К отрокам, взобравшимся на грушу, обратился проходивший мимо божий человек – то ли паломник, то ли послушник:

- Как вы смеете обрывать плоды в этом святом месте! Это же священное дерево! И груши эти – священные!
- А мы со страхом рвем и со смирением, - ответствовал один из отроков.
Этим смиренным отроком был я.
Вырастая по соседству, я не представлял себе жизни без Лавры, без частых прогулок по ее аллеям и окрестностям. Ощущение святости места не мешало мне  пользоваться его натуральными выгодами – здесь растет много яблонь и груш, есть шелковица. Я пребывал в счастливом сознании того, что блага эти находятся в коммунальной собственности города и всякий может пользоваться ими невозбранно.

Однако с того памятного разговора под грушей все изменилось. Сердце сжалось в горьком предчувствии, я осознал: нет больше моего рая.
В этом ощущении я был не одинок. Постепенно заселявшая территорию Нижней Лавры братия (вскоре после Дальних Пещер им отдали Ближние) твердой рукою освобождала от скверны переданные монастырю помещения. На улицу вышвыривались госучреждения самого разного толка и мастерские по реставрации икон. В памяти живы душераздирающие сцены изгнания: перевернутые посреди улицы столы, рассыпанные канцелярские принадлежности, беспомощные, до смерти перепуганные тетеньки и неистовствующие в праведном гневе монахи. На некогда приветливых лаврских склонах появились таблички, запрещающие мирянам приближаться к монастырским угодьям.

Вскоре разразились скандалы в связи с разрушением исторических памятников и незаконным строительством, которое церковники развернули в охранной зоне. Зато было достигнуто равновесие между интересами города и уважением к церкви: церковь распоряжалась в Нижней Лавре, музейный комплекс – в Верхней. Впоследствии монахи получили право проводить богослужения и в нескольких храмах на территории  Верхней Лавры. Даже на самом спорном участке – в Успенском соборе – они оказались хозяевами.

Тем не менее, братия была нацелена на получение всей территории Лавры. При этом с самого начала была избрана верная стратегия: апеллировали к президентской власти. Все четыре президента Украины шли на уступки монастырю – даже помаранчевый изгой Виктор Ющенко. И неважно, что УПЦ КП и автокефальная церковь тоже не прочь были получить здесь свой удел, и что в правовом отношении передача Лавры УПЦ МП была не вполне корректной: ведь в момент отчуждения монастыря в конце 20-х годов здесь была зарегистрирована община «обновленцев», вышедших из подчинения Московскому Патриархату. В этих тонкостях теперь мало кто разбирается, зато никто не хочет взять грех на душу - обидеть Святую Церковь.
Самые трепетные отношения у монастыря сложились с Виктором Януковичем. Активная поддержка, которую УПЦ МП оказывала нынешнему гаранту во время двух последних президентских выборов, и уважительное отношение к ее иерархам с его стороны (при полном игнорировании УПЦ КП и других конфессий), ясно прогнозировали дальнейшее развитие событий.
Вскоре после президентских выборов 2010 года иерархи УПЦ МП сделали серию заявлений о необходимости выселения с территории Лавры «организаций, деятельность которых не имеет церковной направленности». На этот раз речь пошла о музеях, художественных мастерских, Исторической библиотеке, Центре Культурных Исследований и даже об инфекционной больнице, построенной в 1911 году на территории, примыкающей к монастырю (странно, но тогда больница монахам вовсе не мешала – времена были другие, да и церковь, по-видимому, тоже).

Однако это были всего лишь разговоры, пока летом власть не перешла к конкретным действиям. Начали тихой сапой: 15 июня на келейном совещании городской совет принял решение о бесплатной передаче Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника из коммунальной собственности в государственную при условии сохранения на территории заповедника трех учреждений: Музея украинского народного декоративного искусства, Музея театрального, музыкального и киноискусства и Музея книгопечатания. Городская общественность замерла в скорбном предчувствии и, как вскоре выяснилось, не напрасно: в июле премьер Николай Азаров заявил о передаче монастырю всей территории Лавры. Сразу же после этого Янукович получил орден Св. Владимира из рук патриарха Кирилла.

Теперь мешал лишь пункт о сохранении трех музеев – но в сентябре и он был ликвидирован на одном из очередных заседаний Кабмина. И если раньше в высказываниях церковников слышалось обещание оставить Музей книгопечатания (как единственное учреждение, чья деятельность не противоречит монастырскому уставу), то теперь едва ли приходится надеяться на этот компромисс. Чиновники оказались ретивее церковников – похоже, из Лавры собираются выставить «всех, кто не с нами».
Для музейщиков весь ужас состоит в том, что практически все манипуляции с передачами, все решения принимаются за их спиной, а в прессу попадает лишь часть информации. Они живут смутными надеждами и обещаниями представителей власти – дескать, все устроится, нужно лишь проявить покладистость. А пока все еще не решен вопрос, куда будут перемещены фонды музеев – предложения поселить музеи в Мыстецком арсенале, в Доме кино и на территории киностудии им. Александра Довженко не выдерживают критики. Принимающие стороны не готовы предоставить необходимую площадь и обеспечить условия для хранения экспозиций. Стоит ли вспоминать здесь об абсурдных идеях переселения в детские сады, расположенные в Дарницком районе? А ведь музейщики боятся переселяться с намоленного места еще и потому, что на новые квартиры едва ли придет столько посетителей, как в Лавру.
Есть риск, что руководство музеев не выдержит давления чиновников и музеи «временно» переселятся в предлагаемые им помещения. А что будет дальше – уже известно по сценарию, отработанному на Музее истории Киева, частично разворованном при переезде в Украинский дом. Там теперь в пыльных ящиках хранится остаток экспозиции, и едва ли ее когда-нибудь увидят посетители.

Едва ли будет услышан призыв ввести мораторий на выселение музеев, с которым 3 ноября Комитет по вопросам культуры и духовности обратился к Президенту, Кабмину, Министерству культуры и к Киевскому горсовету. Ситуация прозрачна: все решения по этому вопросу уже приняты.
Стоит взглянуть на вопрос прагматически: что для правителя важнее – поддержка монастыря и польза душевная или интересы города? Какая ему беда в том, что киевские подростки не смогут бродить по лаврским аллеям, заходить в музеи и работать в Исторической библиотеке? Лавра будет открыта только для богомольцев. С другой стороны, чему удивляться – Президент никогда не был фаворитом города. И платит ему той же монетой.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)