Телефоны для связи:
(044) 256-56-56
(068) 356-56-56
» » Европейская память о ГУЛАГе

Европейская память о ГУЛАГе

12 октябрь 2018, Пятница
50
0
Европейская память о ГУЛАГеГУЛАГ… От этих пяти букв тянет таким холодом, мраком и ужасом, что множество людей просто не хочет приближаться к этой теме. 

Но даже если её избегать – всё равно ГУЛАГ живёт в общей памяти – даже не народа, но - народов, живёт в общеевропейской памяти. Сменяются поколения, но из общей памяти пережитые репрессии и депортации исчезнут очень нескоро.  А вот людей, чья личная память хранит всё это, как собственные переживания, очевидцев, живых свидетелей становится всё меньше. Не удивительно, что во многих странах сейчас существуют национальные проекты, цель которых – сохранить живые свидетельства, не с целью – найти истину, которая даже в таких свидетельствах неизбежно субъективна, но дабы излечить  нашу общую память через сопереживание, сострадание,  понимание и прощение.

Известно, что до, после и даже во время Второй мировой войны, около 1 миллиона европейцев, проживавших западнее Советского Союза в его границах  1939 года, было депортировано либо в ИТЛ, либо в отдалённые поселения суровой Сибири и не менее суровой для европейцев Средней Азии. 
В 2007 году международная команда учёных Центра исследования России, Кавказа и Центральной Европы (EHESS/CNRS), совместно с Radio France Internationale (RFI) отправились искать живых участников этого мощного геополитического процесса – как тех, кто после смерти Сталина вернулся в родные края, так и тех, кто остался навсегда в местах ссылки. Тех, кто прошёл лагеря,- и тех, кого «просто» оторвали от родной земли и заставили работать на новую чужую страну, в чужих местах. Тех, кто окончил школу на Родине, и тех, кто пошёл в первый класс в Советском Союзе. Иногда в школу надо было идти пешком, к примеру, как одной из свидетельниц, Сильве Линарте,-  30 километров сквозь тайгу: метель, мороз, волки…

Всего 170 уникальных свидетельств выходцев из Центральной и Восточной Европы, не понаслышке знающих, что такое депортация, трудовые лагеря и трудовые поселения, удалось собрать авторам проекта, что даёт основания утверждать, что это - первый проект такого масштаба в Европе.
11 марта 2011 года в Париже был представлен – и сразу же стал доступен в сети, виртуальный музей «Звуковые архивы: воспоминания европейцев о ГУЛАГе». Это настоящий музей – в нём есть «залы», представляющие как воспоминания отдельных личностей, так и представляющих общее, пережитое большинством – «Голод», «Мы и они», «Лес», «Смерть Сталина»…

Безусловно, такой музей имеет ряд преимуществ, в частности – посетитель сам выбирает направление – хронологическое, картографическое, тематическое, одним кликом перемещается из зала в зал…
Для тех же, для кого виртуальность не столь уютна, в этом году издана книга свидетельств, дополненная, впрочем, CD-дисками с живыми голосами свидетелей. На обложке – фотография украинской семьи Тарнавских.

Именно для знакомства с этой уникальной книгой в частности, и с проектом в общем, в Белой гостиной Дома учёных собрались в предпоследний день весны  и постоянные слушатели «Публичных лекций Полит.ua», и люди, тема проекта для которых оказалась не безразличной.
Первым делом Алан Блум, директор Центра исследований России, Кавказа и Центральной Европы детально рассказал о целях и особенностях проекта.
В частности, что под ГУЛАГом авторами проекта разумеется не только собственно Главное управление лагерей, ГУЛАГ в понимании французских исследователей - это общая система репрессий. Именно поэтому из всех свидетелей лишь 25% прошли собственно через лагеря, 75% свидетелей – так называемые спецпереселенцы. Причина проста – из тех, кто прошёл лагеря, в живых сегодня осталось очень мало. Кстати, самый старый свидетель в проекте - 94-летний житель Казахстана дал интервью длиной в пять часов. Всего же проект охватил 15 стран. В каждой стране исследователи общались со свидетелями на родном языке.

Главная идея  проекта, по словам Алана Блума, – показать как общеевропейский опыт депортации, так и различия этих опытов.
«Это опыт людей, которые по крайней мере до 1939 года не были в Советском Союзе", - отметила исследователь Марта Кавери.
«Есть разные категории – есть арестанты, есть ссыльные, есть спецпереселенцы, но мы думаем, что есть общий принцип  в сталинском периоде  - это стремление отдалить людей от родных мест. Поэтому мы думаем, что хоть условия жизни в лагерях совсем другие, чем жизнь в колхозе,- это разные опыты, но система – репрессивная, принудительная,- общая. У нас есть  зал «Статусы», где освещаются именно эти  моменты",- рассказал Алан Блум.

Да, сейчас в принципе архивы тех времён доступны и открыты, однако они, по определению Марты Кавери «неживые», а особенность проекта, как нам показалось – именно в человечности.
 «Мы не интересовались собственно моментом депортации, как это часто делают, мы интересовались историей всей жизни этих людей – с рождения до сегодняшних дней. Для нас было важно изучать, как они жили до депортации, во время депортации, и после неё. Это то, что не показывает архив – обычный бумажный бюрократический архив»,- подчеркнул  Алан Блум.
«Мы пытались писать европейский опыт советских репрессий, ГУЛАГа, не как сумму национальных историй. Поэтому мы организовали в этой книге главы не вокруг отдельных национальностей – хотя здесь вы встретите украинцев, литовцев, эстонцев, поляков, венгров, но вокруг какой-либо тематики, таких как голод, работа, дружба, молчание»,- рассказала  Марта Кавери.

Она подчеркнула, что факт депортации переживался людьми по- разному,- и тут играет роль отнюдь не национальность. К примеру, возраст на момент депортации или социальный статус явились гораздо более существенными факторами.
Как оказалось, немаловажным фактором оказалось и место депортации. Так, исследователи столкнулись с таким интересным явлением: те, кто остались жить в Сибири, как правило никому и никогда не рассказывали о своём опыте. В рамках проекта они впервые поделились своими воспоминаниями. А авторы проекта включили в свой музей зал под названием «Стать советским человеком?» (именно так, с вопросительным знаком,- подчеркнул Алан Блум). Его лично поразила одна из свидетельниц - из Сибири. «Для неё самое важное было – победа Советского Союза, а не факт депортации»,- удивлялся учёный.  И таких людей, приобретших «дискурс советского человека» оказалось немало.
Кстати, проект оказался полезен не только для исследователей, но и для самых свидетелей.
Люди обычно с большим удовольствием делились воспоминаниями, хотя как правило были  весьма удивлены , что из Франции, из Парижа,  приехали их послушать – их, которых обычно никто и в деревне не слушал, - рассказал Алан Блум.
«Важно, что мы попросили этих людей говорить о своих воспоминаниях,- говорит исследователь и подчёркивает: наша цель – не стопроцентная достоверность каждого рассказа, цель – услышать общий рассказ».
«Мы старались не задавать много вопросов, мы говорили: «Нас интересует ваша жизнь», чтобы дать людям свободно рассказать, что для них важно. Конечно, есть люди, которые могут говорить два часа без передышки, а есть люди, которым трудно говорить, поэтому у нас были какие-то вопросы. Нас очень интересовал вопрос отношений между национальностями, и многие сами об этом рассказывали – о взаимопомощи, о взаимоподдержке, особенно между женщинами. Но если люди не касались сами этого вопроса  своих рассказах – мы их об этом спрашивали»,- рассказала о принципах исследования Марта Кавери.

Алан Блум, Марта Кавери и Катерин Гусефф так эмоционально и увлекательно рассказывали о проекте, что аудитория очень быстро прониклась к исследователям такой симпатией, что один из слушателей не выдержал: «Если бы вы ехали где-то в метро, в автобусе, маршрутке - совершенно никто бы не сказал, что вы из Франции, вы очень органичны, вы очень наши!»
И учёные признались, что проект действительно повлиял на них. «Встречи с этими людьми очень изменили нас. Лично я научилась слушать людей. Даже если человек молчит, надо ждать. Мы, парижане, - очень невыдержанные, всё время спешим, не выдерживаем, и начинаем говорить первыми, торопить, подгонять…  Теперь я знаю, что надо уметь ждать, уметь молчать, чтобы человек сам выстроил свою речь, чтобы сам раскрылся»,- поделилась Марта Кавери.
«Человеческий аспект этой истории влияет на каждого,- подтвердил Алан Блум. Эти люди рассказывают о жизни с таким спокойствием,- это влияет! Имея такой опыт, они могут говорить об этом без ненависти, без политической интерпретации, конечно, это  влияет на каждого, даже на мужчин».

Как оказалось, умеют слушать учёные не только свидетелей депортации, но и аудиторию.
«У вас есть раздел «Лес», почему то у вас нет раздела «Степь»?  Это важный пласт. Европейцу легче выжить там где лес, река, но не в степи с  её амплитудой температур»,- удивился слушатель.
"Заходите на сайт через три месяца,- мы сделаем раздел «Степь», - пообещал Алан Блум.
«Хотелось бы зал под названием «Люди»,- попросил другой слушатель.
«Заходите на сайт через пять месяцев»,- откликнулся Блум.
К сожалению, на вопрос о переводе книги на украинский (презентовали книгу на французском), руководитель проекта ответил: «Было бы очень хорошо, но пока нет ничего конкретного».
Зато по развитию виртуального музея планы очень конкретны.
«Мы пока использовали на сайте лишь несколько процентов собранного нами материала»,- поделился Алан Блум. Поэтому проект будет  развиваться, ведь он, по словам авторов,  не только для академической публики, он – для всех.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)