Телефоны для связи:
(044) 256-56-56
(068) 356-56-56
» » Вятская Пасха

Вятская Пасха

13 сентябрь 2018, Четверг
77
0
Вятская ПасхаС третьего по восьмое июня в Кировской области проходил Великорецкий крестный ход: один из старейших (более 600 лет), продолжительнейших (150 км за 6 дней) и многолюднейших (более 20000 участников) в России.

Люди идут на реку Великую к месту обретения иконы Николая Чудотворца. Это большое ежегодное событие имеет и другое название: Вятская Пасха. Поэтому люди идут радостные, с песнями, чтением акафиста (хвалы) Святителю Николаю, а дети на улицах города Кирова, откуда начинается ход, приветствуют паломников хором: Христос воскрес! И вся улица дружно: Воистину! 

Ход отправляется от Свято-Трифоновского монастыря утром 3-го июня. Вслед за выносом иконы, из узких монастырских ворот как из тюбика зубной пасты бесконечно выдавливаются люди с рюкзаками, притороченными к ним палатками и спальниками. Хотя организована мобильная камера хранения: утром сдаешь ненужный в дневном переходе багаж, вечером на месте ночлега забираешь. Только не забудь утром (до 4-х) сдать палатку, иначе понесешь сам. В этом году власти города уступили  верующим для прохода по городу главную улицу - перекрыли для транспорта. Так что путь к Николаю Чудотворцу лежит по улице Ленина. Предыдущий маршрут лежал по улице Большевиков, которой недавно вернули имя Казанской.
 
Несмотря на радостно-волнительный настрой (автор не удержался и прослезился при выносе иконы), крестный ход – это серьезное испытание. Климат в Кировской области умеренно-континентальный, поэтому при солнце жарко, ночью холодно, а если дождь - непролазно. В этом году было сухо и солнечно (днем): колонна движется по раскаленному шоссе в облаке пыли. При проходе через деревни и дачные поселки вся надежда на местных жителей. И они наши надежды оправдывают: у калиток стоят бочки и ведра с водой, некоторые хозяева поливают толпу из шлангов, и мы с благодарностью ныряем под струю.
 
Народ, как правило, идет парами, семьями, в том числе многодетными, группами и большими компаниями: приходской батюшка со своими прихожанами. Читают и поют молитвы очень дружно, мелодично, чем задают хороший ритм ходьбы окружающим, как бы приглашают к ним присоединиться. Доброжелательность и взаимопомощь во всем. Обращаются друг к другу: брат-сестра-матушка. Нет никакой угрюмо-молитвенной замкнутости: ход-праздник – он для всех общий.
 
Разговоры самые разные. От вселенско-мессианских: либо все сдохнем, либо Россия подымется; до обсуждения ассортимента лотка с пирожками на последнем привале: эх, жаль рыбники (пирог с рыбными консервами, как было указано в ценнике) как раз кончились, нам-то бы всего один – да, один бы рыбник, и ничего больше не надо – так-то да! 
 
Привал на 30-40 минут через каждые два часа. Народ расстилает разноцветные коврики-пенки и заваливается всем табором. Сушим босые ноги и носки. Женщина разогревает на портативном примусе супчик для сына; наш сосед по кусту, в который мы упали, греет кружку чая газовой горелкой, завернувшись в дождевик. Пять утра, всё в росе. В три вышли из села Бобино (поменять ударение и будет парижский мюзик-холл). Отдельные личности блуждают в поисках несуществующего места для «уединения»: бесполезно, все кусты обжиты. Автор, натолкнувшись взглядом на пару таких же, кому приспичило, решительно направляется вместе с ними к ближайшей крошечной елочке. Молча окружив ее с трех сторон, мы делаем вид, что «мы в домике» и нас не видно. Вот и полегчало! Женщинам сложнее.
 
Места, по которым мы идем (когда идем не по шоссе) сказочно красивы. Увалы, с вершин которых видны только сосновые морские горизонты и пестрая лента паломников по склонам и полям спереди и сзади тебя. На привалах над тобой до головокружения плывут и перетекают из одной формы в другую облака. В лесу заливаются соловьи, кукушки бесконечно щедро отмеряют тебе количество оставшихся дней пути, любопытные сойки заглядывают в лицо с ближайших веток. Огромные лужи, заполняющие центральную колею лесной дороги, вынуждают нас притормаживать: обходить можно только по краю и только по одному, друг за другом. Даже комары, кажется, обалдели от такого количества еды и пикируют нерешительно. Спохватываются только, когда мы уже выходим из леса, и горе отстающим! 
 
К сожалению, наша группа: я, брат и два его младших сына не дошли до конца своим ходом. Дети расклеились, и нам пришлось доехать в село Великорецкое на машине. Величественные Сосновый-бор-на-берегу и белоснежный Николо-Великорецкий монастырь – драгоценные украшения этого святого места на застенчиво петляющей реке Великой.
 
Постояли на водосвятном молебне, искупались (голышом) в реке. И пусть мы не прошли весь путь, но сам факт того, что мы провели два дня среди двадцати тысяч непьющих, некурящих, нематерящихся русских людей, у которых есть вера в Россию – это откровение.
Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)